Приветствую вас, дорогие, Я Крáйон из Службы Магнетизма.

Я обещал вам притчу. И эта притча будет вновь о персонаже по имени Wo. А если вы ещё не слышали наших притч, то Wo — это любой человек и не является представителем какого-то конкретного пола, это просто человек. Но в данном рассказе мы будем называть его «он», пому что так принято в вашем языке, но это — обо всех вас. В каком-то смысле, в этом рассказе кто-то из вас узнает самого себя, а кто-то и нет. Потому что это метафора. И, дорогие, притча всегда содержит в себе некое послание. Притчи всегда являются метафорами других вещей. Время от времени мы будем их объяснять, а иногда и нет. Но мы хотим делать это по мере того, как мы будем продвигаться по ходу этой притчи. Я собираюсь дать ей название: «Wo и его «задний дворик»» Вы могли бы, вероятно, сразу почувствовать, что «задний дворик» это никакой не задний дворик, и вы были бы правы. И через момент мы расскажем вам больше.

В саду у дома, где жил Wo, был задний дворик, и на протяжении всей жизни этот дворик был для него очень важен. И как и многие, у кого имелся свой дворик, если вы проживали там достаточно долго, то вы наверняка можете вспомнить, некоторые вещи, которые там происходили, и которые были неизменной частью ваших юных лет. Вы можете вспомнить, к примеру, как когда вы были еще маленьким ребенком, там потихоньку прибавлялись вещи, да так потом и оставались на этом дворике, не меняясь. И вы могли рассчитывать на то, что они там.

В данном конкретном случае «задний дворик» е это — твоя Реальность. Это — ты. Это — то, как ты думаешь, и как ты делаешь многие вещи. И конечно эти вещи, все эти вещи формировались еще тогда, когда ты был совсем юным.

…И в случае Wo, он очень ясно помнит тот день, когда его отец принес деревце. Это деревце было уже довольно большим. Папа принес садовый инструмент, вырыл лунку и посадил в нее деревце. Всё это делалось специально для Wo. Дерево посадили, когда Wo был еще маленьким, ему было тогда лет 5. Но он помнит это! И папа сказал ему тогда: «Здесь будет твой «домик на дереве»». А когда ты станешь чуть постарше, мы построим его вместе с тобой, и он тебе понравится.» И именно так всё и случилось. Прошло несколько лет, и Wo наблюдал за тем, как дерево подрастало. И наконец, его ветви разрослись так, что могли уже удерживать его, и его отца, и другие вещи. И они начали строить «домик на дереве».

Дорогие, «домик на дереве» представляет собой Детство. И у Wo оно было таким хорошим, что он помнит его очень-очень живо. Но он вспоминает и еще кое-что, что забавляет его и по сей день.

…Когда его папа строил этот «домик на дереве»: понемножку, неторопясь, очень методично и очень надежно, — то в это же время папа притащил откуда-то пару больших бочек из под горючего, просто так, почти как мусорные баки без крышек. Он перевернул их вверх дном и поставил рядом с деревом, чтобы они поддерживали часть домика. И самое примечательное в этих бочках было то, что спустя годы они так и продолжали стоять на том же месте, даже когда Wo стал уже взрослым.

И это происходило автоматически. Даже после того, как домик был уже разобран. Тогда они стали «столиком для пикника». На них просто клали сверху деревянную столешницу, и проводили вокруг них вечеринки. Прямо под этим деревом, где можно было посидеть в тени. Если вам нужно было спроектировать что-то в этом дворике, когда вы хотели что-нибудь построить, — то бочки служили подставкой для импровизированного «рабочего стола». И они превращались в «стол для проектов». Эти бочки так никогда никуда не сдвигали и не переставляли!

Интересно, что некоторые соседи это заметили и спрашивали шутя: не собирается ли он передвинуть эти бочки? А Wo отвечал им на это: «Нет, я так не думаю.» И шутка стала потом такой: Сосед говорил: «Одно из двух, либо «рак на горе свистнет», либо, ладно уж, Wo переставит эти бочки». И это было лишь поводом для соседских шуток. Бочки никуда не переставлялись.

Дорогие, и на вашем «заднем дворике» есть такие же «бочки». Вы никогда их не передвигаете. Вы не можете их «переставить» и никогда даже не думаете об этом — потому что это основа, это «само собой разумеющееся». Вопрос к тебе: «Это ты сам поместил их туда? Или же это сделал «твой папа»?» И это конечно метафора, поскольку у кого-то из вас нет папы. НО… всё равно вы их откуда-то получили. Я знаю точно: вы их получили!

И кто же та «важная персона» в вашей жизни, поместившая туда эти вещи, которые автоматически стали «стационарными», и которые вы не сдвигаете с места? И вы ни за что их не переставите, но зато вы пользуетесь ими всё время, потому что это автоматически срабатывает и срабатывает…

А что дерево? Оно продолжало расти. И в то время, пока оно продолжало расти, я расскажу вам об «игровым домике». И в этом уже проявляется гендерная специфика. Wo получил свой «домик на дереве», потому что это — то, о чем мечтают мальчишки. Но он также получил и домик для игр. Его папа вместе со своими приятелями построили ему «игровой домик». Так вот, если мы посмотрим на гендерное различие: если бы Wo был женского пола, то это была бы маленькая девочка, и ей хотелось бы иметь свой «игровой домик». То есть, этим мы почитаем также и идею гендерной разницы.

«Игровой домик» также представляет «внутреннего ребенка». Это — такое место для проведения праздничных вечеринок, где можно было бы играться и «готовить еду» понарошку. Это могла быть и крепость, и еще многое другое. Мама и папа уходят на работу, а вы можете играться в этом игровом домике на «заднем дворике». И этот «задний дворик» стал представлять собой: ваше Детство, вашу жизнь, и вашу систему верований.

А «Дерево»? О, оно всё продолжало и продолжало разрастаться. И это — то «за что вы уцепились и держитесь»: потому что есть определенные вещи в жизни, которые, и вы должны это знать, являются очень прочными. И если бы они не были прочными, дорогие, — то вам было бы трудно жить. Вам требуется иметь что-то такое, «за что вы держитесь», на что можете рассчитывать. И дерево для Wo было именно этим, и даже много лет спустя после «домика на дереве» он продолжал «цепляться и держаться» за это дерево.

…А оно всё росло и росло… И довольно скоро оно стало уже огромным Деревом! Фактически, оно разрослось до размеров самого дворика и стало закрывать его подобно навесу, почти как в лесу. И сень его ветвей затеняла практически весь дворик. Будучи уже взрослым, Wo шел в этот дворик, прихватив с собой чего-нибудь выпить через соломинку… И он садился там в свое любимое кресло и говорил: «Как замечательно!» И всё вокруг навевало ему воспоминания, и он мог сказать: «Какое чудесное место! Я люблю это Дерево. Спасибо этим бочкам, что они тут есть, и этому игровому домику — за то, что я могу вспоминать хорошие позитивные вещи из своей жизни. И тогда, благодаря этому, я могу погрузиться в себя и хорошо разобраться с тем, что является в ней, безусловно, негативными вещами.»

…И он начинал погружаться в себя и прислушиваться к некоторым из таких вещей, и говорил: «Я пройду через них, поскольку я уравновешенный сбалансированный человек, но вот… о крысах…» Он рассуждал: «У нас завелись крысы, и они, конечно же, не из моего дворика… они наверняка прибегают с соседского двора…» (Но я не стану говорить соседу, что у него завелись крысы, которые перебежали на мой дворик, потому что мой сосед мне симпатичен… Есть такие вещи, которые не стоит говорить своим соседям и приятелям: не стоит говорить им о крысах, не стоит говорить им о том, как воспитывать своих детей. Вы просто их любите и симпатизируете им.) «И потому мне придется самому заняться крысами, ведь это такая нехорошая вещь. Я не знаю «как» они забираются ко мне, но они наверняка как-то пролезают через забор…»

«Крысы» это, конечно же, — вызовы в вашей жизни. Есть такие вещи, на которые вы смотрите, и с которыми вы не хотите иметь дело, но вам приходится, и вы занимаетесь ими… Порою у кого-то в закоулках, на ваших задних дворах, заводится слишком много «крыс» — и тогда вы становитесь дисфункциональными и погружаетесь в стресс — а затем это приводит к потере здоровья…

…Но Wo… он был умелым и хорошо приспособленным к жизни, и он занялся этими крысами. Wo был сбалансированным человеком. И он был хорошим человеком. Но затем… затем появились змеи… [смех в зале]. И я даже не знаю, откуда взялись эти змеи, но… он понял так, что змеи проползли под забором… Их было не так много… но даже и та, которая там была… Ох, он ужасно боялся змей! Он никак не хотел с ними взаимодействовать, и ему пришлось сбежать и укрыться в своем доме… и вызвать кого-нибудь другого на подмогу, чтобы поймать эту змеюку…

«Змеи» это всегда — страхи перед чем-то таким, с чем вы не можете совладать, как например, страх перед смертью или болезнью. И так или иначе, это было еще большее несчастье, чем даже «крысы».

…И Wo сказал: «Я займусь этими вещами. Я знаю, что с этим делать. Мы избавимся от этих змей… И я снова вернусь в то место, где я смогу сидеть в моем кресле, потягивая через соломинку свою выпивку, и сказать: «Со мной всё нормально! Я в порядке!» И так оно и было… до определенной даты… а затем, случилось землетрясение… Wo хорошо помнит этот момент:

…Он сидит себе спокойно, потягивая выпивку и зная о том, что «всё хорошо и прекрасно», и тут… земля затряслась! И началось такое: О-хх-хоо!… Всё загрохотало… закачалось… задвигалось… до Wo донесся страшный хруст и от Дерева отвалились одна или две огромные ветви… игровой домик затрепыхался… и всё подобное… Он был бы рад хотя бы тому, чтобы он сам не пострадал, и его сосед не пострадал. Он огляделся вокруг: чтобы узнать, не зашибло ли кого-нибудь. Но… о, боже… какие произошли изменения!…

И после того, как он немного пришел в себя после этого события, он поглядел вокруг и сказал: «Я не знаю, что вообще-то произошло, но… кажется, я более-менее в порядке: Дерево чуть-чуть изменилось… игровой домик немного изменился… Я думаю, в целом, всё нормально.» Да-да, до тех пор… пока не нагрянули «инспекторы»…

И в роли «инспекторов» может выступать практически всё в твоей жизни, но именно то, что представляет для тебя «авторитет». Иногда они представляют не авторитет, но что-то священное, какое-то посетившее тебя озарение, прозрение. Это интересно, не правда ли? Это что-то такое, что попросило бы тебя изменить твой «задний дворик». Но в данном конкретном случае, он знал, что вынужден был это сделать, — из-за того, что землетрясение произошло.

Если вы присмотритесь к этой притче, то с интересом увидите, что были кое-кто из его соседей — вы готовы? — [Крайон, удивлённым шепотом:] у кого совсем не было никакого землетрясения!.. [усмешка Крайона]. Но у него оно было. Как и у его соседа. И это должно подсказать вам кое-что о скрытых «невысказанных вещах» в этой притче.

…Wo был старой душой. И Wo был хорошим человеком. У Wo было такое сознание, которое уже было готово эволюционировать. И землетрясение сильно изменило его «задний дворик». Нагрянувшие «авторитеты» сказали ему: «Твое Дерево… Давай-ка поговорим о твоем Дереве…» А Wo им ответил: «Нет. Если вы намерены сказать, что нужно убрать это Дерево, то: Нет, уходите!» И они сказали: «Нет-нет, Wo, его не нужно убирать. Это слишком тяжело для тебя, ты привык видеть его здесь…» И они начали объяснять ему про Гайю:

— Понимаешь Wo, в лесу Гайя заботится о деревьях. Они естественным природным образом подрезаются и прореживаются: через пожары, болезни и так далее. Существует Система, которая заботится о таких вещах. Но ты… у тебя есть Дерево, которое ты выбрал посадить «вне леса». А это значит, что именно ты отвечаешь за то, что в природе обычно делает Гайя. И это Дерево нуждается в обрезке. Ты должен производить ему обрезку, причем подрезать его всё время.

Так вот, если вы прослеживаете всю глубину этого, то вы должны понять про эту «обрезку дерева»: Не является ли это «дерево» той самой вещью, за которую вы прочно и с упрямством «цепляетесь и держитесь»? А «обрезка дерева» может фактически означать, в зависимости от того, кто слушает сейчас это или читает, — что вы должны производить переоценку своей Реальности, причем на регулярной основе! А Wo не делал этого. И большинство людей не делают. У большинства людей есть своё такое «дерево»: дерево как дерево… но вот вдруг, им говорят: «Ты должен произвести ему обрезку.»

…Wo сказал: «Я не хочу даже видеть этого!.. Можете вы уверить меня, что мое Дерево это переживет?» И они ответили: «Не только переживет, оно будет жить еще многие десятилетия! Возможно, даже и после тебя. Wo, это просто дерево как дерево… Это прекрасное Дерево, и мы никак не повредим ему. Мы просто собираемся подрезать лишнее — чтобы оно могло расти еще лучше!..»

Когда всё было закончено, Wo вернулся: не имея представления о том, что он там увидит… Он вошел во дворик и… у него подкосились ноги… он сказал, рыдая: «Эта обрезка угробила его… убила его…» Разумеется, они вовсе не убили его, но Wo никогда еще не видел своего Дерева после такой подрезки. Больше не было той огромной сени ветвей, ибо больше не было ветвей… Но достаточно скоро, прожив еще какое-то время, он заметил, наконец, что значительно сократилось количество жалящих насекомых. А ведь он даже не осознавал, что они падали на него с веток Дерева… даже в то время, когда он потягивал свою выпивку… Теперь этого не было. Но было то, что ему пришлось обзавестись солнцезащитными очками: Стало слишком много света, ведь не было больше тени. И «авторитеты» сказали ему: «Не волнуйся, тень появится очень скоро. Это не займет много времени, побеги отрастут очень быстро, поверь.»

Wo не понравилось то, что он увидел. Он понимал конечно всё то, что они ему говорили… Ох, но вот его Дерево… — его просто не стало… Не стало того Дерева, каким он его знал… пропала чудная тень… и все ветви: они были удалены, срезаны до основания!… А затем «инспектор» сказал:

— Ах да, я надеюсь ты не возражаешь Wo, что в процессе обрезки нам пришлось передвинуть те бочки? [весёлая, как бы «подмигивающая нам», усмешка Крайона]…

И Wo с возмущением: «Как, вы переставили те бочки?!» [Крайон, передавая всю «безмерность» его негодования:] «Вы же обещали: «всё будет нормально, Wo»… и тут же вы передвинули бочки?»

И они вновь говорят:
— Всё хорошо, всё нормально. Мы посмотрели и подумали, что уже пора бы и «рак на горе уже свистнул»…

[Крайон, передавая, как у Wo «аж дыхание перехватило»:] «Подумать только: Они передвинули бочки!!»

— Мы передвинули бочки и кое-что заметили, Wo: Известно ли тебе, что змеиная куча, целое змеиное гнездо было там?

Он: «Что??»

— Да. Они всё это время были там под этими бочками. Как часто ты заглядывал под них? Сколько лет они уже там стояли, Wo?

И тут до него дошло: За всю свою жизнь он ни разу не заглядывал под них. Так вот откуда змеи-то приползали!…

Разберитесь с этой метафорой, дорогие. Те вещи, к которым ты никогда не прикасаешься… те вещи, которые являются «абсолютной истиной» для тебя… те вещи, которые твой отец туда поместил… Если ты передвинешь их, то это будет почти-что «издевательством над его памятью», настолько это важно для тебя… или может, это твой пастор или твой священник говорил тебе… или мама… или папа… или тот профессор, которого ты сильно любил и уважал… И ты никогда не сдвигаешь эти «бочки», потому что это дань уважения к их памяти. А там, под этими самыми «бочками» — [Крайон, опечаленно, тихим голосом:] там уже давно «змеиное гнездо»… Потому что они никогда не сдвигались!.. Я думаю до вас теперь дошло.

[Крайон, продолжая притчу, от имени инспектора:]
— Ты знаешь, мне жаль это говорить, Wo, но тот «игровой домик» сильно пострадал и придется от него избавиться. Мы можем конечно его починить, но это обойдется очень дорого. Будет лучше, если мы просто избавимся от него. Если нет, ты знаешь, он всё равно уже не будет точно соответствовать «исходному образцу»: у него уже нет фундамента, он изрядно потрёпан и его обвязка может сыпаться на тебя.

Wo ошеломленно стоял в оцепенении… в то время, пока они пошли забирать «игровой домик»… Они его забрали и ушли… и вернулись на следующий день без него. Он встретил инспектора, и инспектор ему сказал:

— Ты знаешь, это оказалось несколько сложнее, чем мы думали: пришлось повозиться с этим игровым домиком.

Wo спросил: «Почему?» И тот объяснил:

— Понимаешь, у тебя было крысиное гнездо в нем…

Wo изумленно: «Вы хотите сказать, что они прибегали не с чужого двора?»

— О, нет-нет, они прибегали из твоего игрового домика. А как часто ты заходил в игровой домик?

И Wo сказал: «Ну, вообще-то никогда, с тех пор как я был ребенком… Он просто стоял там… просто как память о детстве…»

Я хочу, чтобы вы увидели это, дорогие. Среди вас есть те, кто до сих пор хранят память об «игровом домике»… И вы никогда не пойдете туда, к своему «внутреннему ребенку», потому что вам кто-то что-то говорил о том, что, если ты уже стал взрослым, то ты должен и действовать как взрослый: «Не смейся как ребенок… Ты уже не ребенок… Не вертись как ребенок… Не ходи на руках, не ползай на коленках — ты уже большой…» И я говорю вам, дорогие: Послушайте… Послушайте… Послушайте это: «Если ты навещаешь своего «внутреннего ребенка», то это оберегает твою жизнь!» Твой внутренний ребенок, это и есть то, «кто ты есть»: это вся прелесть непосредственности ребенка, в его наивности и невинности.

И он никогда даже не заходил туда, к своему «внутреннему ребенку». Wo был старой душой, и был сбалансированным, но при всём том, из-за того, что он игнорировал эти вещи… именно из-за «такого попустительства»: к тебе вламываются «крысы», к тебе вламываются всякие «змеи» и разные другие штуки…

…Вскоре после этого Wo обнаружил себя в своем дворике: сидящим в своем любимом кресле-шезлонге, потягивая через соломинку свое питье, и в солнечных очках [довольная усмешка Крайона] — потому что ярко светит солнце… И он заметил кое-что прямо в тот же момент: Многоцветье! Цветы появились в его садике! А ведь их не было тут всю его жизнь. И он осознал: «Всё хорошо в его жизни!» Он мог всё еще «цепляться и держаться» за свое Дерево. Оно всё еще служило ему опорой. Но у этого Дерева уже появлялись новые веточки… и они давали уже тень другого рода…

А «игровой домик»? Он по-прежнему мысленно был с ним, как и тот «домик на дереве»… Он мог вспоминать их… и при этом мог смеяться, радоваться и визжать… А бочки? [Крайон, с улыбкой:] Он убрал их совсем! Кто захочет держать старые бочки у себя на заднем дворике?..

Такова эта притча. А что с вашим собственным «задним двориком», дорогие? Сколькие из вас испытывали «землетрясение»? И сейчас я скажу вам еще один секрет: Эти «землетрясения» — они у каждого свои, они у всех разные: Оно могло быть вчера… и могло быть в 2012-м… а возможно, оно случится завтра… Это что-то такое, что потрясёт основы того, во что вы верите, и в чем уверены. И это необязательно должно быть что-то негативное.

Вы можете покинуть это место с пониманием всего этого… и перед тем, как лечь спать вечером, вы можете испытать озарение, говорящее вам: «Я осознаю́, что у меня есть свой «задний дворик», и он не очень-то симпатичный. Я не хочу никакого «землетрясения» — я хочу лишь «нового дерева»!» [улыбка Крайона]. И это будет мудрая старая душа, которая скажет так: «Мне вовсе не обязательно доходить «до нулевой точки», чтобы добиться этого.»

И тогда будут и другие со своими проблемами и трудностями в жизни, приводящими их в такие места, где вы сталкиваетесь с тем, с чем вам вовсе не хочется сталкиваться. И вы взываете тогда к Богу со словами: «Что я такого сделал? В чем я ошибаюсь? Почему я тут оказался? Отчего со мной происходит такое?» Я обращаюсь сейчас к кому-то в этой аудитории: «Я хороший человек. Я хорошая старая душа, и я верю во все эти вещи. Почему же это происходит со мной?» И ответ: Потому что ты — упрямый, и ты прекрасно знаешь об этом. И ты должен пройти через это, и должен оказаться на другой стороне — там, где есть Свет! И то «дерево» будет обрезано, но это отнюдь не погубит его!

И ты знаешь, о чем я веду речь, дорогой. Это — о том, насколько все вы разные: каждый человек абсолютно, элегантно, полностью отличается от других, на свой собственный манер… НО… у каждого из вас есть такой «задний дворик»! Осмыслите эти вещи, подумайте над ними в свете тех изменений, которые происходят на планете — ибо эти изменения могут проявиться в вашем сознании, и даже в том, во что вы верите — когда я задаю вопрос: «КТО вы есть?».

Возвращаясь к утреннему посланию. Когда вы начинаете анализировать: «кем вы, возможно, являетесь на этой планете?» и «для чего вы здесь, возможно?», — то ответом будет: [Крайон, с облегчающим выдохом:] Прекрасными! Этот ответ будет и о вашем Величии… и о вашем Великолепии — во всех возможных смыслах, если вы начнете перечислять это одно за другим…

Таково послание Крайона. И таким оно остается вот уже 30 лет! Мы лишь говорим это каждый раз по-разному… [улыбка Крайона].

И это так. Крайон.

Перевод: Iureli http://kryon.su/

Публикация: http://tasachena.org/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.