— Здравствуй, Сет.

— Здравствуй.

— Можно ли с тобой поговорить о том, о чем мы раньше говорили не для записи?

— Да.

— Расскажи, пожалуйста, всю историю, которая началась с мифа… Существует миф, в котором участвуют два брата, ты и Осирис и две ваши сестры Изида и Нефтида. Осирис и Изида любят друг друга, ты оказываешься отвергнут, завидуешь им, мстишь, убивая и расчленяя Осириса, Исида собирает того по частям и воскрешает, только его фаллос остается не с ним, хотя Изида и зачинает от этого фаллоса сына Гора, который потом отмщает за отца и оскопляет тебя…

— В жизни, начиная с какой-то стадии, появляется возможность выбора. У растений ее еще нет, так подсолнух поворачивается вслед за Солнцем, он не может этого не делать. У животных, особенно высокоорганизованных, и тем более, у человека, выбор возникает. А там, где возникает выбор, появляются отвергнутые варианты, хотя бы один. В некотором смысле все возможности равнозначны, и отвергнутый вариант так или иначе проявляется, он хочет внимания к себе. По большому счету получается, что я — Сет и есть отвергнутый вариант выбора. Своим выбором Осириса, Изида отвергла меня… С позиций современного разума, месть кажется очень неразумной, а мне так не кажется. Я все силы тратил, чтобы мстить, снова напоминая о себе, для того, чтобы я был замечен.

— Месть свойственна тебе как богу, или это антропоморфная проекция людей на твои действия?

— На уровне богов месть — это и есть проявление отвергнутого варианта. Всегда,когда есть выбор, появляется то, что выбрано не будет. Это пробуждает силовую линию — натяжение между выбранным и невыбранным. Далее сюда проецируются человеческие качества, в данном случае месть. Мне удобно сейчас говорить на человеческом языке чувств, а не на энергетическом, поэтому я буду говорить о мести и т.п.

— Как отвергнутая возможность заявляла о себе в течение многих тысячелетий, вплоть до нынешнего времени? И как это отразилось в судьбах человечества?

— Не будучи замечен, и не получив хоть сколько-нибудь уважения. в том числе и от людей, которые воспринимали этот миф, когда мифологическое время — вечность, развернулось в линейное. Люди ненавидели меня, как отрицательного героя, я мстил и им, я завоевывал их внимание и, наконец, завоевал.

— Что это значит для человечества?

— Захват власти и влияния на него низшей из нас четверых, тупой, но сильной частью, — мною. На какое-то время я получил власть и влияние на людей в Египте, но не смог удержать ее. Тогда я добился своего более хитрыми путями. Египтяне отказались мне поклоняться, Египет выбрал Гора, но в те времена в Египте в плену было другое племя, называвшее меня Саваофом. Оно было слабенькое и голодное. Я явился к ним, и для того, чтобы больше не возникало ситуации выбора между богами, я им сказал, что я — единственный существующий бог и дал им заповеди, среди которых первая — не поклоняться никому, кроме меня. Это было, когда Моисею я назвался Яхве.

— Что было потом?

— Мне это удалось. Это племя приняло меня как единого бога, а Моисея, как мое орудие. Так я закрепился в иудаизме. Так возникла следующая стадия развития человечества после политеизма, которая называется монотеизмом, из которого выросли все авраамические религии: иудаизм, христианство и ислам.

— Это было попущено Планетарным Сознанием, как я понимаю, иначе этого бы не случилось?

— Да, это необходимо было для дальнейшего развития человечества, хотя и жесткого и кровавого… Иисус-то пришел, чтобы бороться со мной и свергать меня, он воспринимал меня как дьявола, но мне удалось после основания

христианской церкви, обернуться богом — Отцом, каковым вы меня до сих пор и считаете.

— Как это произошло?

— Тора — это хитрый инструмент. Я, допустим, знаю, что поступал, движимый местью, но в этом документе написано, что именно мои поступки и являются правильными и праведными. Мои действия, согласно Торе — норма. Те, кто это разделяет, берут мою ношу, мою карму, как принято у вас говорить, на себя.

— У тебя есть карма?

— Да. По крайней мере, внушив людям, что у них есть грехи, я и сам оказался не свободен от этого.

— Карма — понятие буддийское…

— Я привел это слово для удобства. Грехи, греховность человека, — вот моя выдумка, прочно укоренившаяся не только в сознании, но уже и в генах людей. Кстати, по буддийским понятиям я не совсем бог, я полу-бог. Я не вечен. И я очень сильно борюсь за власть с богами.

— Ты мстишь Изиде?

— Ей больше всего.

— И в ее лице — всему женскому?

— Да, в ее лице — всему что связано с женским. Самим женщинам. В конце концов, сын Изиды Гор оскопил меня и я бесплоден.

— То есть, возникновение монотеистических религий, имело следствием господство Патриархата со всеми следующими отсюда явлениями?

— Да. Вытеснение женщин, притеснение, убийства женщин, принижение их, вплоть до опущения женщины ниже домашнего скота, как это проявлено в исламе.

— В христианстве женщина считается тоже злом. Не явно, но все же.

— Да, я построил патриархальный мир.

— Выходит, что Иисуса ты тоже обманул?

— Я не обманывал его, просто чуть позже встроился в его церковь таким образом, что перетянул ее на себя, а Иисус для меня лишь прикрытие, добрая ипостась «троицы». Процентов 80 церкви принадлежит мне.

— То есть, если так, то иудаизм, христианство, ислам, — это религии Сета?

— Да.

— И религия мести?

— Да. И месть у нас возведена в ранг нормы.

— А как же все лозунги о любви?

— Так они и есть лозунги! Посмотри на то, что реально происходит. Если я провозглашу, что наш истинный мотив это месть, — за мной пойдет не много людей. А так удается одурачить большинство. И красиво выглядеть.

— Ты добился своего? Ты испытываешь удовлетворение?

— Да. На языке людей можно было бы сказать, что я долго испытывал бурную радость и злорадство, ощущение, что я своего добился. Хотя сейчас я начинаю понимать, что все это глупо…

— То есть, ты понимаешь, что запутался?

— Я понимаю, что запутался, что то, чего я добился уже не приносит мне никакой пользы и сейчас уже не приносит радости. Но я не знаю как по-другому.

— Чего ты хочешь сейчас?

— По сути то, что может изменить мой принцип и закон — это постмодернистский мир, когда все варианты равно возможны, и когда при выборе вместо или — или становится возможно и — и.

— Это женский принцип… Окольными путями Изида привела мир к постмодернизму, хотя он еще не состоялся бытийно, а только умственно. Как ты считаешь, что будет дальше?

— Пока существует материя, я буду существовать в каком-то качестве, похожим на нынешнее.

— Ты согласился на этот разговор, чтобы быть услышанным?

— Да, я все еще хочу похвастаться тем, что добился. Но, это одновременно и хвастовство и исповедь… Исповедь, потому что я понимаю. что все-таки запутался.

— Люди как-то могут тебе помочь выпутаться?

— По тем законам, которые я давал людям, моя участь будет очень печальной. Но если люди смогут пересмотреть эти законы, моя участь будет легче, поэтому я сейчас и иду на признание своих ошибок…

— Мне кажется, что весь этот сложный сюжет, который привел мир к тому чочтоянию, в котором он находился три тысячи лет, был все-таки попущен Планетарным Сознанием. Зачем-то это было нужно… Зачем?

— Это неизбежность. Это тоже способ развития, хотя и очень жестокий.

— Давай поговорим о том, что позитивного все-таки принес этот сюжет.

— Понимание, что не нужно отвергать, ничего не нужно отвергать что бы то ни было. Как только вы делите мир на добро и зло и пытаетесь зло отринуть, так неизбежно кормите меня: таким путем этого самого зла становится только больше. Человечество должно постепенно прийти к невозможности любых жестких установок, что вот этого, например, или того-то не может или не должно быть. Как только становится запретно и невозможно то, что естественно и очевидно. Отрицая что-то, вы передаете свою жизнь в мои руки и я вас полностью контролирую.

— Жесткие уроки…

— Это тема для последующего осознания. Вначале ты не осознаешь, что происходит. И только спустя несколько тысячелетий для человечества. а для отдельного человека годы и десятилетия — возможна рефлексия, что же на самом деле происходит, куда ты привел свою жизнь, что ты живешь как во сне и ничего не можешь поделать, также как и все человечество. У многихлюдей сдвигается ритм жизни, они спят днем и бодрствуют ночью: заметь, что во всех авраамических религиях все большие праздненства происходят по ночам — в мое время… Я — сильный принцип, но я не единственный принцип, и многие мои проявления жизнь блокирует.

— Как же остальные боги не вмешались в эту ситуацию и безучастно взирали на это? Или какая-то динамика происходит?

— Очень много внимания, а значит, силы было отдано мне. Кому люди молятся — того подкармливают. Я почти все перетянул на себя, тем самым сильно ослабив других богов. В какой-то степени это было попущено и какая-то динамика начала происходить совсем недавно.

— А почему все-таки это было попущено?

— Без моего принципа человечество было слишком наивным, открытым и уязвимым… В том числе и для космических пришлых сил. Я — это прививка. В масштабе Земли — довольно краткая…

— Люди, которые сейчас говорят о начавшейся смене эпох, в том числе упоминают о том, что возвращается Изида. Так ли это?

— Да. Это даже не столько сама Изида, сколько синтез мужского и женского принципа с некоторым преобладанием женского.

— Как ты относишься к этому?

— У меня двойственное ощущение. С одной стороны это избавит меня от той ситуации, где я совершенно запутался, но, с другой стороны, я продолжаюбороться с этим. Но этот принцип УЖЕ сильнее меня. Постепенно происходит размытие меня чем-то более теплым…

— Эта информация будет выложена на сайт. Пусть не многие ее прочитают, поначалу это будут тысячи людей, но пойдут слухи и хоть какая-то прослойка людей узнает об этой информации. Зачем ты согласился на это?

— Это неизбежность, я вынужден это сделать. Это идет и от моего собственного ощущения тупика, кроме того, существует давление других сил и богов. К тому же — ощущение надвигающейся катастрофы, к которой привел человечество я во многом.

— Про эту катастрофу ты что-то знаешь?

-Это самоубийство. Того человечества, которое продолжает следовать моему принципу. Этот принцип уже не может привести ни к чему, кроме полного разрушения. Мир перестанет воспроизводиться. Мораль, которую я привнес по отношению к любви и сексу, в частности, противоречит всему живому. К тому же из моего принципа вытекает агрессивность и желание уничтожить все вокруг. Непримиримость под личиной любви, как в христианстве, агрессия в исламе… Из мести — потому что они живут хуже, чем Америка.

— То, что сейчас происходит с Америкой, и те планы по тотальному переделу мира, которые приписываются Америке — это тоже твоя работа, или это вообще профанация?

— Больше нет, чем да. Там есть еще другие силы. Они еще более древние и холодные. Они связаны с неким «идеальным» устройством общества и экономики, которые построены настолько грамотно и продумано… За счет того, что Америка грабит всю остальную Землю, она обеспечивает для себя очень хороший уровень. Это не моя заслуга, но и эта лавочка тоже начинает прикрываться — кризис…

— Это тоже попущено?

— Да, как попущено и стремительное возрастание осознания в массах того факта, что благоденствие Америки возможно лишь за счет ограбления всех остальных.

— Ты что-то хочешь сам добавить?

— Сделайте уже что-нибудь, в том числе со мной!

— А что можно с тобой сделать?

— Как принцип я все равно останусь, но возможно высветление. За счет принятия, признания что я существую. И потом переход от мести, которая вызвана отвержением какой-то части любого выбора, — невыбранные варианты заявляют о себе именно через разрушение. Их нужно признавать, по крайней мере. Это существенно уменьшает необходимость моего проявления и мою силу.

— Конкретные механизмы?

— Большая расслабленность и меньше жесткой целеустремленности. Жесткая целеустремленность отсекает многовариантность выборов и увеличивает мою силу.

— То есть выход — в многовариантности? В том числе и возможность выбирать много всего сразу. Мир ризомы, как это называется в постмодернизме…

— Да. Все, что помогает уходить от жесткой обусловленности мной.

— Спасибо тебе, Сет, что ты согласился на эту беседу и открыл эту информацию!

— Спасибо и вам.

Источник:  http://www.ru/

Публикация: http://tasachena.org/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста введите ваш комментарий
Введите ваше имя